+7 (3652) 60-80-70
phystech@cfuv.ru

пр. Академика Вернадского, 4
г. Симферополь
расписание поступление вход
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ФИЗИКО - ТЕХНИЧЕСКИЙ

ИНСТИТУТ

ФГФОУ ВО “КФУ ИМ. ВЕРНАДСКОГО”

 

Подготовительные курсы

Кафедра медицинской физики и информатики

Кафедра компьютерной инженерии и моделирования

Кафедра радиофизики и электроники

Кафедра экспериментальной физики

Кафедра электроснабжения и физики

Кафедра общей физики

Расписка при продаже квартиры, образец - fortstroi.com.ua
Информация о недвижимости - comintour.net
Чем штукатурят газобетон, смотрим на странице http://stroidom-shop.ru

140 – летие со дня рождения Татьяны Алексеевны Афанасьевой

Татьяна Афанасьева – Эренфест – единственная женщина - профессор Крымского пединститута
(К 140 – летию со дня рождения)

Татьяна Алексеевна Афанасьева – Эренфест – известный ученый – физик и математик, одна из первых женщин в мире, удостоенных звания профессора. В 1927—1929 гг. являлась единственной женщиной-профессо-ром Крымского педагогического института, пре¬подавала математику и физику. К сожалению, в настоящее время о ней вспоминают редко, но ее биография интересна и увлекательна.

Родилась Таня 26(по некоторым источникам - 19) ноября 1876 года в городе Киеве в семье преподавателя Киевского реального училища, но из-за тяжелой болезни отца и последовавшей затем его смерти, она вместе с матерью перебралась в Петербург, где воспитывалась в семье брата отца, заслуженного профессора Технологического института Петра Алексеевича Афанасьева. Мать Татьяны, Екатерина Ульяновна Иванова, после переезда из Киева заведовала детским приютом в Петергофе. Во многом на ее физическое и математическое развитие повлияли ее родные, которые дали ей хорошее воспитание и образование. 

В 1893 году Татьяна с золотой медалью окончила женскую Мариинскую гимназию и поступила на педагогические курсы Женских Санкт-Петербургских гимназий. Окончив их также с золотой медалью в 1896 году, она получила возможность работать домашней наставницей – это право, предоставленное, как сказано было в аттестате, «на основании Высочайше утвержденного Государем Императором в девятый день января 1862 года Устава Женских гимназий».

Однако девушка не воспользовалась этой высочайшей возможностью: страстное увлечение математикой и физикой побудило ее продолжить образование на Петербургских Высших женских (Бестужевских) курсах. Эти курсы были организованы в 1878 году. К преподаванию на них были привлечены многие выдающиеся ученые Петербурга. В 1900 году Татьяна закончила математическое отделение физико-математического факультета Высших Женских курсов с еще одной золотой медалью. Она сразу же поступила преподавателем математики в частную женскую гимназию Е.М. Гедды и одновременно работала в качестве ассистента на кафедре математики Высших женских курсов. В ее обязанность входило ведение практических занятий с учащимися. Осенью 1902 года она «с высочайшего соизволения Императора Николая II командируется за границу сроком на один год для усовершенствования знаний по математике и физике». В Германии в 1893 году прусское правительство издало постановление, разрешающее женщинам - вольнослушателям посещать лекции в университетах. Татьяне Афанасьевой повезло , для усовершенствования она выбрала Геттингенский университет, в который она поехала вместе с женой своего покойного дядюшки - Софьей Евгеньевной. Геттингенский университет был первым, в котором это постановление было реализовано. Небезынтересно напомнить, что Софья Ковалевская, приехавшая в Германию в 70-х годах ХIХ века, такой возможности была лишена и совершенствовалась в математике в качестве так называемой “частной ученицы” вне стен университета.

В Геттингене Афанасьева быстро приобщилась к научной жизни университета, посещая лекции и семинары выдающихся профессоров. Особенно ее привлекали лекции Феликса Клейна, который живо интересовался проблемами математического образования в школе. Он прекрасно читал лекции, вел яркие, глубокие и содержательные факультативные курсы по самым разнообразным предметам, от теории чисел до технической механики. Клейн способствовал созданию при Геттингенском университете системы научно-исследовательских институтов для прикладных исследований в самых разных технических областях. Слушатели его курсов приезжали со всех концов мира.
На лекциях Клейна Татьяна встретилась с Паулем Эренфестом. Она обратила внимание на молодого человека, выделявшегося из числа многих студентов своей живостью, остроумием, непосредственностью, проявлявшейся, в частности, в своеобразной манере задавать вопросы лекторам и докладчикам на занятиях. Эренфесту же проще простого было заметить Татьяну, вернее он просто не мог не заметить одну из немногих в университете девушек.

В маленькой квартирке на улице Кирхшвег,1, которую снимала Татьяна с тетушкой в Геттингене, стала собираться студенческая молодежь, привлеченная чисто русским гостеприимством и радушием. Пауль Эренфест тоже был приглашен на один из таких вечеров. Его очаровала живая и непосредственная обстановка, царившая в доме. Он стал часто бывать у Афанасьевых, и чувство взаимной симпатии, возникшее между молодыми людьми, довольно скоро сменилось более глубоким и сильным чувством любви. В 1904 году Пауль закончил работу над своей докторской диссертацией «Движение твердых тел в жидкостях и механика Герца», которую успешно защитил в июне и стал «господином доктором философии Венского университета». Конец 1904 года был ознаменован для Пауля и Татьяны еще одним важным событием. Они решили соединить свои судьбы. Местом регистрации брака была избрана Вена. Это произошло 21 декабря 1904 года. ...Редко так бывает, чтобы жена участвовала "на равных" в деле своего мужа, особенно если это дело - сложная, труднодоступная область науки. Эренфесту повезло, что он в самом начале своего жизненного пути встретил такую женщину - друга, равного партнера в науке. И он всегда знал, что ему повезло, и благодарил за это судьбу.

Последующие два с лишним года до лета 1907 года молодая супружеская пара проживала и в Вене и в Геттингене. Эти годы были заполнены работой по теории относительности, теории квантов и по статической механике и кинетической теории. Опубликованные в ведущих физических журналах того времени статьи принесли Эренфесту известность. Пришли известность и признание и к Татьяне за цикл совместных с Паулем работ. Феликс Клей пригласил Пауля Эренфеста с супругой в конце октября 1906 года сотрудничать с математическим обществом. Менее чем через месяц Пауль и Татьяна сделали доклад, а затем опубликовали статью на тему «Об одной задаче теории вероятности, связанной с кинетическим толкованием возрастания энтропии». Позднее стало очевидным: нет ни одного учебника по статистической механике и статистической физике, в котором не излагались бы результаты, полученные в этой работе Паулем и Татьяной Эренфестами.

«Дорогой доктор, - писал Клейн,- исходя из Вашего доклада на коллоквиуме, который мне и всем нам доставил особое удовольствие, я хочу сегодня обратиться к Вам с большим вопросом или просьбой. Не согласились ли бы Вы, быть может, совместно с госпожой Вашей супругой, подготовить для 4-го тома энциклопедии математических наук обобщающую статью по статистической механике... Чтобы лучше себе представить значимость такого предложения для молодых ученых, достаточно сказать, что к участию в изданиях «Энциклопедии» были привлечены маститые ученые того времени - прежде всего Лоренц, Камеринг - Оннес, Прандтль, Абрагам. Статью по теории корабля написал для «Энциклопедии» замечательный русский ученый, стоявший у истоков создания Таврического университета, Алексей Николаевич Крылов. Незадолго до своей смерти Больцман совместно с Наблом в 1905 году опубликовал в «Энциклопедии» большую статью «Кинетическая теория материи». Работа над статьей, столь ответственная и трудная, вскоре была начата Эренфестами и продолжалась в течение почти трех лет.

Трудно сказать, чем вызвано решение Эренфестов переехать в Петербург. Прежде всего, думается, уже много лет не была на родине Татьяна. Большую роль сыграл, по - видимому, и глубокий интерес к России самого Пауля Эренфеста. Молодые ученые думали, что в России, и прежде всего, в Петербурге имеется достаточнон количество учебных заведений и обоим будет гораздо легче устроиться на работу.
В Петербург Эренфесты приехали осенью 1907 года и поселились на Васильевском острове, неподалеку от той квартиры, которую занимала Татьяна со своей тетушкой до отъезда в Геттинген. Здесь они прожили с 1907 по 1912 год. Здесь укрепилась их дружба с Абрамом Иоффе, еще одним из основоположников отечественной науки познее участвовавшим в становлении Таврического университета. С ним Пауль Эренфест познакомился в 1905 году в Мюнхене. Они были ровесниками. Уже в первые месяцы жизни в России наметившаяся в Мюнхене взаимная симпатия переросла в долгую и теплую дружбу.

В Петербурге было немало талантливой молодежи, живо интересовавшейся физикой. Эренфесты приехали из Европы, где на тот период времени были сделаны революционные открытия и исследования, прежде всего, Беккерелем, Кюри, Рентгеном, Планком, Эйнштейном. Поэтому вокруг них стала концентрироваться учащаяся молодежь. В квартире Эренфестов раз в две недели, а иногда и еженедельно собирались на семинары петербургские физики. Частыми посетителями семинара бывали и математики. Среди них следует назвать Александра Фридмана. Он был худым и высоким, а его друг Яков Тамаркин - среднего роста и склонный к полноте. Тетушка Татьяны в шутку называла их «Паук и Слон», а дочь Эренфестов - соответственно «Тонкий и Толстый дяди». Из физиков на семинарах постоянно бывали Аполлон Афанасьев, Карл Баумгарт, Александр Добиаш, Дмитрий Рождественский, Абрам Иоффе и др. Семинары проходили в гостиной, где была установлена доска. Начинались они во второй половине дня, первую половину - Эренфесты занимались непосредственно научной работой. Эренфестовские семинары явились превосходной школой для посещавшей их петербургской молодежи. Да и не только молодежи. Именно на них сами Эренфесты выросли в прекрасных лекторов.

Пауль и Татьяна Эренфесты 1907г.

В конце 1909 года в Москве открылся XII съезд русских естествоиспытателей и врачей, в числе которых были и Эренфесты. Следует отметить также и участие Татьяны и Пауля в работе первого Всероссийского съезда преподавателей математики, собравшегося в Петербурге практически одновременно с открывшимся там же вторым Менделеевским съездом. Татьяна Алексеевна была членом организационного комитета съезда и его выставочной комиссии.

В 1912 году Пауль получает приглашение Лоренца приехать работать в Голландию, в Лейден. Практически сразу по приезде туда Эренфестов, начинает собираться их знаменитый семинар по теоретической физике. Иногда заседания бывали «выездными», т.е. собирались участники в лабораториях, в которых принимали участие как видные, маститые ученые, так и малоизвестные. Семинары Эренфестов сделали Лейден городом, который привлекал к себе физиков со всех уголков мира. Здесь бывали Альберт Эйнштейн, Джорж Уленбек, Макс Борн, Энрико Ферми, Вольфганг Паули, Вернер Гейзенберг, Грегори Брейт, Абрам Иоффе, Игорь Тамм и другие ученые, будущие светила мировой науки.

Специфическим был метод работы Эренфестов со своими учениками. Это было совместное штудирование новых статей или обсуждение того вопроса, который кто-нибудь из них в это время разрабатывал. Недаром они любили в шутку говорить: «Почему у нас такие хорошие студенты? Да потому, что мы сами не очень умные!» Игорь Тамм рассказывал, что однажды на семинаре у академика Петра Капицы молодой Ландау спросил Бора: «Каким вы обладали секретом, который позволил Вам в такой степени концентрировать вокруг себя творческую молодежь?» На что Нильс Бор ответил: «Никакого особого секрета не было, разве только то, что мы не боялись показаться глупыми перед молодежью». Не бояться показаться глупым - привилегия умных людей. Стремление казаться умным - удел тщеславных посредственностей.
Долго жить в арендованном доме Татьяна Алексеевна не хотела, она мечтала построить свой собственный дом. Было выбрано место для постройки: окраина Лейдена, улица с поэтическим названием - улица Белых Роз. Работы по возведению дома затянулись почти на целый год. Эренфесты въехали в него в июле 1914, за три недели до начала первой мировой войны. Светлое двухэтажное здание с мезонином под самой крышей резко контрастировало с окружающими его голландскими строениями. Русский облик дому Эренфестов придавали две веранды второго этажа и застекленная терраса нижнего: дом словно перевезли откуда-нибудь из-под Москвы или Петербурга. Набережные каналов, окружавших дом Эренфестов, памятны всем физикам, бывавшим в Лейдене в те годы, и прочно связываются в их сознании с пейзажами города. Вдоль них, если воспользоваться словами младшей дочери Татьяны Алексеевны Галины Ван Боммель, «прогуливал свою трубку» Альберт Эйнштейн, т.к.курить в доме Эренфестов строго запрещалось, бывали все видные физики-теоретики: Планк, Бор, Борн, Гейзенберг, Паули, Ферми, Шредингер и многие другие. Российские физики Чулановский и Архангельский, посланные за границу в 1920 году для восстановления научных связей, были приняты в Лейдене Паулем и Татьяной Эренфест как родные. Они организовали сбор оттисков статей, книг и журналов для петроградских физических институтов и привлекли к этому делу Лоренца. В начале 1921 года за границу выехала следующая делегация советских физиков: Иоффе, Рождественский, Крылов, Капица, Кирпичев и Ферингер. Снова Лоренц и, особенно Эренфесты, сделали очень много для успеха их миссии.

Петр Капица рассказывал, что когда он бывал у Эренфестов, ожидался визит Эйнштейна. Они предупреждали его: «Имейте в виду, Эйнштейн не виртуоз, однако критиковать его за промахи в скрипичной игре лучше не надо – критикуйте его за физические работы – тут он бесконечно терпим!»

В 20-е годы прошлого столетия Татьяна Афанасьева-Эренфест часто выезжала в Россию , где она преподавала математику и физику, а также методику преподавания этих дисциплин в ряде педагогических институтов. В 1927-29 годах она преподавала в Крымском государственном пединституте им. М.В. Фрунзе, преемнике Таврического университета. Татьяна Алексеевна была в числе тех, кто придавал большое значение пропаганде научных знаний и воспитанию вкуса к исследовательской работе среди студентов и учителей Крыма. На кафедрах физики и математики большое значение имели научные семинары и коллоквиумы. Здесь выступали с докладами и сообщениями профессора и преподаватели. Коллоквиумы были замечательным средством научной информации и углубления знаний , будили мысль исследователей. Хотя материальная база Крымского пединститута находилась на уровне захудалого провинциального вуза, его профессорско-преподавательский состав в эти годы успешно вел учебную и научную работу. Основные курсы и спецкурсы на всех отделениях читали профессора и доценты, опытные преподаватели. Так на физико-математическом и естественном отделениях математику и теоретическую механику читали профессора Николай Оглобин и Михаил Франк, физику и геофизику – профессор Татьяна Афанасьева-Эренфест, техническую физику – доцент Александр Лампси, астрономию – доцент Евгений Скворцов и другие. Важную роль в учебно-методической работе выполняли и лаборатории, которых в институте насчитывалось около 20.

Физический кабинет института был переименован в физический институт и занимал 15 комнат (688 кв.м.). На улице Студенческой имелась аудитория на 130 человек, 3 лаборатории физического практикума: по механике и молекулярной физике, акустике и оптике, электричеству и магнетизму, препараторская, музей и библиотека (около 1500 книг). Физический институт располагал также лабораторией для специальных работ, механической мастерской, электростанцией и радиостанцией с громкоговорителями – достижением того времени. В физическом институте, которым заведовал профессор Иван Тихановский, велись «семинарии»: «Основы квантовой оптики», «Основы теории относительности и новой квантовой механики», «Основы электронной теории и теории квант».

В большой физической аудитории пединститута (ул. Студенческая 13). Стоят слева направо профессора: М.Л. Франк, Т.А. Афанасьева-Эренфест, Н.В. Оглоблин, доцент А.И. Лампси.

Ежегодно 14 декабря в институте отмечался «день рождения гипотезы квант». В этот день Макс Планк в 1900 году впервые выступил с докладом о новой идее квантовой физики. В институте 14 декабря обычно подводились итоги развития квантовых представлений о современной физике, проводился обзор работ по теории квантовой оптики, квантовой механики и т.п. Хорошей традицией института были научные дискуссии и споры. «Я живо вспоминаю, - писал профессор Иннокентий Попов, - научные «сражения» профессора Тихановского и профессора Афанасьевой-Эренфест по вопросам рассеивания света, методологическим обоснованиям второго начала термодинамики и т.д.»
При институте находились метеорологическая, оптическая и сейсмологическая станции, последние две являлись академическими учреждениями. Была создана широкая сеть научных студенческих кружков. Они прививали студентам навыки исследовательской работы, вовлекали в научную деятельность кафедр, помогали выявить наиболее способных студентов. Успешное развитие научной работы поднимало уровень преподавания. В октябре 1927 года состоялся Сольвеевский конгресс. Сохранилась открытка Пауля Эренфеста, посланная им Татьяне Алексеевне в Симферополь (28 октября 1927года), содержащая подписи ведущих физиков – участников конгресса – Эйнштейна, Бриллюэна, Паули, Брэгга, Фаулера, Бора, Дебая, Комптона, Вильсона, Ричардсона, Ленгмюра, Гейзенберга, Борна, Дирака, де Бройля, Склодовской-Кюри, Лоренца и его жены, Планка и др..

Открытка Пауля Эренфеста Татьяне в Симферополь 28.10.1927 г.
( лицевая сторона)

Открытка Пауля Эренфеста Татьяне в Симферополь 28.10.1927 г.
(тыльная сторона)

Осенью 1929 года Татьяна Алексеевна получила предложение возглавить кафедру методики преподавания математики в Горском педагогическом институте и переехала во Владикавказ.

В декабре 1929 года в Советский Союз по приглашению Академии наук вновь приезжает Пауль Эренфест. Он посещает в Ленинграде Политехнический институт, где участвует в беседах Миткевича и Френкеля. В первых числах января 1930 года Пауль Эренфест и Татьяна Алексеевна были приглашены на торжественное заседание, посвященное 10-летию со дня организации физико-механического факультета, которое проходило в Выборгском доме культуры. Выступая там, Эренфест сказал: «В эти годы чувствуется, как целый народ мобилизуется на культурную и научную работу, в то время, как в других странах народ мобилизуется на войну».

В 1932-33 годах Эренфесты были в Харькове. Если раньше Эренфест чаще общался с Френкелем и Таммом, то эта поездка прошла под знаком Ландау – молодого 25-летнего теоретика, возглавлявшего в то время теоретический отдел нового института в Харькове.

Родительская любовь – норма человеческих отношений, и нет основания удивляться, встречаясь с ее проявлениями. И все же нас не могут не трогать полные нежности письма Пауля Эренфеста к жене и детям и та гордость, с которой он рассказывал друзьям об их успехах.

Пауль Эренфест трагически ушел из жизни в 1933 году в возрасте 53 лет. Горе, постигшее семью Эренфестов, разделялось десятками друзей, оно глубокой болью отозвалось в сердцах сотен людей во всех странах, где он бывал, и где развивалась физическая наука. Татьяна Алексеевна мужественно перенесла утрату любимого человека. Она продолжала работу в высших учебных заведениях страны, читая лекции по методике преподавания математики и физики в Московских педагогических вузах, дожила до глубокой старости и умерла 26 января 1964 году на 89-м году жизни.

Владимир Шостка,
кандидат физико-математических наук,
доцент кафедры общей физики
Физико-технического института
Крымского федерального института
имени В.И.Вернадского

 

 

 

ОБЪЯВЛЕНИЯ


 

 

 

 

 

 

 



 

  ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ




 

 

© ФТИ ФГАОУ ВО «Крымский федеральный университет имени В.И. Вернадского»